Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

 

Джаз и фольклор

 

 Нильс Петтер Мольвер

Нильс Петтер Мольвер

Норвежский джаз как оригинальное явление возник в середине 1960-х годов — как ни странно, в это время массовый интерес к джазу, наоборот, начал падать. Актуальные на тот момент джазовые направления не могли заинтересовать широкую публику — силу и популярность набирал рок. Но именно тогда известность среди людей, увлеченных экспериментальной музыкой, приобрел саксофонист Ян Гарбарек — в то время еще адепт фри-джазовых идей Джона Колтрейна и Альберта Айлера. А с ним и другие тонкие исполнители его поколения, родившиеся в военные или послевоенные годы: суровый любитель рока и крупных форм гитарист Терье Рипдал, романтичный контрабасист Арилд Андерсен, ударник — мастер на все руки и стили — Йон Кристенсен, певица Карин Крог, исполнявшая произведения современников в традициях великих джазовых див.

Этих музыкантов интересовали новые формы, слияние джаза и академической музыки, джаза и фольклора. Поколение Гарбарека и создало среду, благодаря которой в Норвегии сейчас живет и работает немалое количество талантливых музыкантов, изобретающих джаз заново и продвинувшихся так далеко, что норвежский паспорт музыканта уже некоторым образом гарантирует высокое качество его музыки и свободу творческой мысли. Кроме того, Крог и Гарбарек быстро снискали успех на международном уровне, в результате чего норвежским джазменам стало проще привлекать к себе внимание своих знаменитых американских и европейских коллег.

Гарбарек, Когсхауг и звук ECM

Рипдал, Андерсен и Кристенсен входили в состав квартета Гарбарека — этот ансамбль в 1970-м попал под опеку немецкого продюсера Манфреда Айхера, директора звукозаписывающей компании ECM (сокращение от Edition of Contemporary Music). Продолжающееся до сих пор сотрудничество Гарбарека и Айхера надолго связало понятия «норвежский джаз» и «звук ECM». Бессменным звукорежиссером ECM и создателем фирменного звука этой компании стал именно норвежец, ровесник Гарбарека, Ян Эрик Конгсхауг. Айхеру и Конгсхаугу, стремившимся подчеркнуть нюансы звучания каждого инструмента, удалось создать в своих записях особое, прозрачное, чистое, как воздух Скандинавских гор, пространство. Достигалось это, в частности, посредством различных эффектов реверберации. Тонкий, чуть дрожащий, ледяной звук саксофона Гарбарека стал визитной карточкой ECM. В течение следующих десятилетий Гарбарек, активно обращаясь к фольклорному материалу, причем не только норвежскому, стал все дальше отходить от джаза к нью-эйджу.

Smalltown Superjazzz и панковский джаз

ECM до сих пор имеет большое влияние на норвежскую импровизационную музыку. Однако в последние годы не меньшую популярность приобрел независимый лейбл Smalltown Supersound и в особенности его подразделение Smalltown Superjazzz, выпускающее альбомы джазовых музыкантов с «панковским поведением». Идеологически музыканты, постоянно записывающиеся на этом лейбле, противостоят ECM, доказывая, что «норвежский джаз» вовсе не обязательно холодный и застывший. Музыкальные вкусы исполнителей Smalltown Superjazzz, родившихся в 1960-х и 1970-х годах, формировал панк и гаражный рок, поэтому они перенесли неуемный драйв, агрессию и грязное, сырое звучание на фри-джазовый материал. Наиболее известные музыканты этого радикального и крайне перспективного течения — контрабасист Ингебригт Хокер Флатен и барабанщик Пол Нильсен-Лав, самая бешеная и самая востребованная в международных фри-джазовых проектах ритм-секция.

Rune Grammofon, импровизации Supersilent и Томас Стрёнен

Еще один авторитетный норвежский лейбл — появившийся в конце 1990-х Rune Grammofon, который одно время был связан с ECM договором о распространении. Rune Grammofon ориентируется на импровизационные проекты, связанные с электроникой, но джазового в них, однако, довольно мало. Самый известный и близкий к джазу из них - ансамбль Supersilent. Совместный проект электронщика с мрачным прозвищем Deathprod и трубача Арве Хенриксена, играющего завораживающим приглушенным звуком, подобным пению японской флейты, начался в 1997 году с многочасовых импровизаций, которым так и не были даны названия — в результате все альбомы и треки Supersilent имеют только порядковые номера.

На этом же лейбле выпускались альбомы крайне разностороннего ударника Томаса Стрёнена: в альбомах мрачноватого электронного проекта Food он нарезает ровный четкий бит, во фри-джазовом ансамбле Bayashi бьет больно, но аккуратно, в дуэте Humcrush хладнокровно выдает немыслимые сбивки, пользуясь весьма скудным арсеналом, а в сольных записях может быть деликатен и тих. 35-летний Стрёнен выступит в ДОМе вместе с Мольвером.

Future jazz, Бугге Вессельтофт и Эйвинд Орсет

Синтезом джаза и электроники активно занимается уважаемый норвежский клавишник Бугге Вессельтофт, 44-летний жизнерадостный толстячок, отошедший от нордических интонаций ECM к стилю, который иногда называют future jazz или nu jazz. Вессельтофт в 1997-м году выпустил альбом, который не без оснований назвал «New Conception of Jazz». Синтезаторы и электронные ритмы выполняли на пластинке такую же важную функцию, как и живые инструменты, — они были не только основой музыкальной структуры, но и участвовали в неожиданных импровизациях. Впрочем, для Вессельтофта электроника не обязательно означает обилие синтезаторов: его прошлогодний альбом «IM» был сыгран на рояле, на звучание которого потом были наложены сэмплы. В том же 1997-м он создал собственный лейбл Jazzland (сейчас это подразделение мейджора Universal), фокусирующийся на различных видах слияния акустического и электронного звучания.

Среди музыкантов, сотрудничающих с Jazzland, следует отметить гитариста Эйвинда Орсета, еще одного участника нынешнего ансамбля Мольвера. Этого музыканта называют самым востребованным норвежским гитаристом, причем Орсет универсален - он играл с легендой соула Рэем Чарльзом и немецкой певицей кабаре Уте Лемпер, арабским певцом-лютнистом Дафером Юсефом и американским исследователем-вибрафонистом Майком Мейниери. Первый сольный альбом Орсета (1998) назывался зловеще — «Electronique Noire», и содержание имел под стать — мрачные пьесы с пугающим драм-н-бейсовым ритмом и страшноватые электронные вальсы. Потом сквозь электронно-джазовую жуть стали проступать проблески света — как на альбоме «Light Extracts» (2001). С тех пор музыка Орсета так и колеблется между светом и мраком.

Нильс Петтер Мольвер

Уроженец маленького острова Сула переехал в начале 1980-х в норвежский город Тронхейма, чтобы учиться в Консерватории — там в это время как раз был запущен курс джаза, и Мольвер стал одним из первых студентов, который его прослушал. Как и Вессельтофт, трубач пришел к электронной музыке, отталкиваясь от «звука ECM». До конца 1980-х годов он работал в фьюжн-группе Masqualero контрабасиста Арилда Андерсена; в пьесах группы слышались элементы фанка. Однако в то же время сам Мольвер был увлечен эмбиентом Брайана Ино, дабом Билла Ласвелла и этнической музыкой Среднего Востока.

Первый сольный альбом Мольвера «Khmer» (1997) довольно необычен для дискографии ECM — впервые в истории респектабельного лейбла альбом представлял не сессию джазовых импровизаций, вживую записанных в студии, а набор треков, над которыми была проведена долгая подготовительная работа. Мольвер наслаивал то протяжные, то резкие звуки своей трубы на деликатный электронный бит и обволакивал их сэмплами и синтезаторными тембрами. «Khmer», породнивший джаз с эмбиентом, дабом и даже малоизвестным тогда минимал-техно, мгновенно принес Мольверу известность за пределами страны и заработал ему статус пионера nu jazz. Следом за ним в поле зрения международной аудитории попали другие норвежские экспериментаторы — тот же Вессельтофт, Орсет и другие. Мир открыл для себя экспериментальный норвежский джаз с Мольвера — и в этом, пожалуй, его главная заслуга.

Источник:  http://www.openspace.ru


Aliexpress . . .
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Мини чат

Сообщения чата

Partner Direct

Добро пожаловать

Найти на сайте

2

Warface, онлайн шутер - Полный отрыв

Реклама Direct Advert

Яндекс.Метрика